Смерть Сталина, смерть свободы слова и моральная смерть Киносоюза

Без особой симпатии наблюдая за цензурными экзерсисами государства в сфере киноискусства, редакция АПН не может, так же, не отметить полнейшее отсутствие солидарности с пострадавшими и потерпевшими от запрета фильма "Смерть Сталина" деятелями Киносоюза.
 
Какие мощные фигуры! Какие имена! Список учредителей, вывешенный на главной странице сайта Киносоюза достоин того, чтобы воспроизвести на наших страницах:
 
Алексей Герман, Эльдар Рязанов, Андрей Смирнов, Александр Сокуров, Юрий Норштейн, Даниил Дондурей, Александр Гельман, Владимир Досталь, Виталий Манский, Борис Хлебников, Андрей Прошкин, Алексей Герман младший.
 
Правда, под патетическим заявлением уважаемой общественной организации "против цензуры" стоят совсем другие фамилии - Алексей Попогребский, Андрей Прошкин, Борис Хлебников, Виталий Манский, Марина Разбежкина, Андрей Плахов, Алексей Федорченко, Олег Березин, Владимир Котт, Евгений Гиндилис, Рустам Ибрагимбеков, Григорий Амнуэль.
 
Одно единственное пересечение списков стоило бы отдельного разговора, который не сейчас и не здесь.
 
Зададим вопрос по существу.
 
У нас в стране сейчас практически ежемесячно заводят уголовные дела за лайки, перепосты и реплики в социальных сетях. По тем самым знаменитым статьям 280 и 282, вводящим политическую цензуру самого дурного свойства, о которых не написал только ленивый.
 
Заводят на зрителей творчества наших чудесных кинодеятелей, чьи нежные чувства задеты попытками государства распространить цензуру на их творческую сферу.
 
Услышали ли мы хоть раз от них слова солидарности и протеста со страдающими от цензуры не морально, не кошельком, а в намного более неприятных измерениях? С теми, кто расплачивается за неосторожно сказанное слово годами свободы?
 
Ну, разумеется, нет.
 
Никаких заявлений по вопросу существования политической цензуры в России Киносоюз до сих пор не принимал.
По всей видимости, граждан всё очень устраивало, особенно в плане этнической направленности основного объёма цензурных действий государства. Что чрезвычайно забавно, мы не видели особой активности этой "уважаемой общественной организации" и по поводу массового запрета российской кинопродукции на Украине. Кажется, ни слова протеста, ни строчки после смены украинской власти в 2014ом году, сказано не было. Это, само собой, весьма показательно, но мы опять не будем о Манском.
 
Должны ли мы радоваться за то, что Киносоюзу стало больно? Наверное, в подобном злорадстве нет особого смысла.
 
Должны ли мы огорчаться тому, что в России запретили иностранную кинокартину, насмехающуюся над бывшим руководителем нашего государства?
 
Скажем открытым текстом, нам на этот запрет плевать.
 
Фигура Сталина вызывает очень серьёзные претензии у тех наших граждан, кто пострадал прямо или косвенно от организованных под его руководством политических репрессий.
Но вряд ли кто-то из репрессированных или их родственников сочтёт адекватной моральной компенсацией понесённых страданий выступление совершенно постороннего клоунского коллектива, заехавшего на чужой погост без приглашения.
Сатира на Сталина в исполнении британцев неуместна не потому, что Сталина очень жалко, а потому, что их смех раздаётся над нашими слезами.
 
Однако, хороша же диспозиция.
 
Сталин организовал в стране политические репрессии более чем пол века назад.
Киносоюз в 2018 истерически завывает о том, что будет судиться за право показывать сатиры над организатором этих старых политических репрессий, но ни словом не упоминает то, что политические репрессии в стране продолжаются сейчас.
 
Моральные трупы бьются за право иностранцев высмеивать покойного политика.
 
Репрессии как шли, так и идут.
 
 
Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter